» » Чтобы не было субботних разговоров...

Чтобы не было субботних разговоров...

В одну из теплых и ясных суббот, наконец, удалось уговорить жену и дочерей поехать вместе со мной на речку. Это была не помню уже которой по счету попытка,— все остальные оказались безрезультатными. Признаться, моя надежда увлечь домочадцев любимым видом спорта к этому времени так ослабла, что еле-еле теплилась. На берегу речки жена и дочери занялись книжками и рукоделием, а я, конечно,— ловлей.

Чтобы не было субботних разговоров...Это, пожалуй, была первая рыбалка, против которой они не возражали. Правда, они ее и не очень приветствовали: им просто хотелось уехать за город — искупаться и подышать свежим воздухом. Вообще же каждую субботу, как только я начинал собираться... Однако стоит ли рассказывать о разговорах, которые в таком случае ведутся с членами семьи? Видимо, они хорошо известны почти всем рыболовам. Итак, мы сидели на берегу речки. Хорошо клевал окунь. Жена и дочери сначала наблюдали за мной, а потом попросили по удочке.

Я только этого и ждал, но сделал вид, что делюсь снастями очень неохотно. Никто из моих домашних, конечно, насаживать червей не умел. Если же говорить откровенно, они не хотели брать их даже в руки. Да и то сказать: навозник к маникюру не очень подходит. И вот я подходил то к жене, то к старшей дочери Наташе, то к младшей Соне и насаживал червей. Однако через полчаса, увидев, что они увлеклись ловлей, я решительно заявил:

— Невелика мудрость. Сами насаживайте!

Семейство молча сдалось. Пример показала Соня: она первая насадила червя, брезгливо придерживая его кончиками пальцеа С третьим и четвертым навозниками они справились не хуже меня.

Разговоров о том, что червяки «поганьте», «грязные» и «вонючие», уже не слышалось. Я же получил возможность ловить и стал наверстывать упущенное время.

Однако все шло хорошо только до тех пор, пока клевали окуни, Они надежно заглатывали насадку и без происшествий оказывались в садке Когда же подошли голавли, мои домочадцы стали нервничать. То жена не успевала подсечь, то у Наташи голавль срывался, то у Сони обрывалась леска Наконец, чуть ли не поссорившись, они бросили удочки и опять взялись за книжки и рукоделие Но как только увидели, что я вывел килограммовую рыбу, подошли ко мне и стали спрашивать:

— А почему эти хитрущие голавли у тебя не срываются?
— Как ты узнаешь, когда надо подсекать?
— Может, есть какой-нибудь секрет?

Бросив ловить, я занялся инструктажем. Рассказал обо всем: и как поплавок ведет себя при поклевке голавля, и как надо подсекать, и как следует вываживать. Потом перешел к практическому обучению: встал сзади своих учениц и начал давать советы. То Соне подсказывал момент подсечки, то жене давал совет не торопиться, то Наташе указывал на ошибку. Вскоре дело у них пошло на лад. В то утро они поймали несколько голавлей, а я — только одного. Впрочем, не жалел об этом, потому что вечером жена спросила:

— Пойдем рыбу ловить?

Конечно, я с радостью согласился, и мы опять отправились всей семьей.

С того дня у меня в семье уже не стало неприятных субботних разговоров. Скажу больше, теперь нередко первыми заговаривают о поездке на рыбалку жена и дочери. И чего греха таить, жена начиталась рыболовной литературы и уже начала меня критиковать. То я, видите ли, неудачное место выбрал, то не на ту насадку ловлю. Но, ей-богу, эта дружеская критика куда лучше «субботних разговоров».

Автор написал на очень важную тему. Ведь редко кому из нас, рыболовов, не приходится иметь этих неприятных разговоров в субботу. Видимо, от них избавлены только «кадровые» холостяки. Хорошо, если уже справлена серебряная свадьба и жена свыклась с воскресными отлучками мужа-спортсмена, а каково молодоженам? Хочется и мир в семье сохранить, и еще раз испытать счастье на берегу реки или озера. В душе мы жалеем жен: ведь в выходной день они вынуждены сидеть в одиночестве дома.

Конечно, мы обещаем, что в понедельник обязательно пойдем в театр, кино или в гости. И мы выполняем свое обещание, но ведь воскресенье — день отдыха, и они хотят провести его как все жены, у которых «нормальные» мужья, а не помешанные на рыбе. И еще: уезжая на рыбалку, мы обязательно заверяем жену, что вернемся рано. Однако как сдержать это слово? Разве бросишь ловить, если клюет хорошо? А если клюет плохо, разве сразу расстанешься с надеждой хоть что-нибудь поймать?

То веришь, что стайка подойдет, то думаешь, что, сменив место, обеспечишь себе улов, то ожидаешь солнышка, которое «пригреет» и клев начнется, то... да разве мало у рыболова надежд? Их всегда хоть отбавляй!

Поэтому будем откровенны: субботние «разговоры» порой заходят очень далеко и порой даже оканчиваются крушением семьи. И, может быть, правы наши жены, что завидуют женам футболистов, баскетболистов, теннисистов и других спортсменов. Этим куда легче: они вместе с мужьями на несколько минут могут приехать на стадион. А как поедешь вместе с мужем-рыболовом за десятки, а порой и за сотни километров на попутной машине, ночью, нередко в дождь, чтобы потом еще пяток, а то и десяток километров идти по грязи пешком?

Редакция альманаха очень заинтересовалась статьей о семейной ловле рыбы: в ней рассказывалось о том, что хотелось бы видеть в жизни каждого из нас. И редакция поручила мне расширить статью, сделать ее более подробной. Я начал с разговора с автором — К. Н. Курбатовым, московским экономистом. Это пожилой, коренастый человек, очень подвижной и энергичный. На службе он не только ведет большое и хлопотливое дело, но и активно участвует в общественной жизни. Он долго и подробно говорил о жене и дочерях, о том, как вместе с ними ловит рыбу, как проходят семейные «соревнования», и закончил так:

— Вчера получил от них письмо из деревни. Сообщают, что хорошо клюет лещ.
— А вы поедете к ним?
— Конечно!

Дней через десять у меня начинается отпуск. Ждать столько времени я не мог и, взяв адрес, вечером выехал в Тульскую область, а через сутки был на месте — в небольшой деревеньке на берегу Упы. Оказалось, что Ольгу Васильевну Курчатову и ее дочерей здесь все хорошо знают: они приехали уже во второй раз. Подстать мужу, невысокая, полная, с седеющими висками, но несколько медленная в движениях и в разговоре. Дочери, студентки, неотступно следовали за ней. Наше знакомство состоялось при не совсем обычных обстоятельствах: Ольга Васильевна около колхозной конюшни копала навозных червей.

— Мелкие очень,— пожаловалась она.— По нескольку штук насаживать приходится. Дочери за подлистниками ходили, да ведь лето засушливое, трудно их найти.

Дома у нее стояло несколько банок с разнокалиберными опарышами: как только в одной подрастут, она берет их на насадку. Потом вместе с Наташей и Соней она повела меня на речку и показала лучшие места ловли.

— Здесь глубоко, и водится сом,— рассказывала Ольга Васильевна про омут. — А за поворотом есть два хороших места для ловли лещей. У того берега — перекат, на нем охотится жерех.

Характеристику реки она дала подробную. Чувствовалось, что эта женщина хорошо ее изучила, что она не относится к тем дачникам, которые после завтрака от нечего делать выходят на речку и восторгаются парой пойманных пескарей.

— В начале той недели начнется вылет поденки,— продолжала Ольга Васильевна.
— Я уже приготовила рамку.
— Рамку? Для чего? — спросил я.
— Натяну на нее простыню и ночью пойду на берег. Поденке почему-то нравится белый цвет, и она садится на простыню. Так ее легче собирать.

Возвращались мы вдоль небольшой речки Ватцы, которая около деревни впадает в Упу. Наташа, старшая дочь Ольги Васильевны, сказала:

— Здесь водится почти любая рыба, но нынче мало воды, и осталась только мелочь.
— Так называемый овес? — спросил я.
— Нет, что вы! Можно ловить и плотву, и голавлей граммов на двести. Хотите удочки принесу?

Чтобы не было субботних разговоров...Я машинально согласился, и Наташа пошла к дому. Признаться, я пожалел ее: ну, какая может быть рыба в этой речке — ведь воды-то по колено. К тому же речка вся заросла травой. Пока Наташа ходила за удочками, Соня набрала ручейников, и через несколько минут я увидел очень своеобразную ловлю.

Мать и дочери как бы в лунки спускали крючки то в одну, то в другую прогалины между зарослями водяной растительности. Поплавок едва успевал встать, как следовала мастерская подсечка, и в воздухе проплывал трепещущий кусочек серебра. Только двум голавлям удалось шмыгнуть в траву и запутать леску в подводных дебрях.

— Рыба среди травы считает себя в безопасности,— сказала Ольга Васильевна.
— Да и прохладнее здесь, чем там, где открытая вода. Вот почему и клюет весь день.

Вечером, когда мы составляли план совместного «наступления» на рыбу, я спросил:

— Конечно, здесь, около дома, ловля большого труда не составляет. А вот на рыбалке, когда нужно пройти несколько километров, вы не устаете?
— А вы? — улыбаясь, спросила Ольга Васильевна.
— Так ни капельки и не устаете? Дело, по-моему, в том, что надо рассчитать время и силы.
— И как вы их рассчитываете?
— Так, чтобы на рыбалке не переутомлять себя, сделать ее приятным отдыхом.

Мы ложимся спать пораньше, а с рассветом, после легкого завтрака, всей семьей начинаем ловить. Часов в восемь-девять кончаем, второй раз завтракаем и часа два отдыхаем. Если нет условий для сна всем сразу, выделяем дежурного. По правде сказать, эту обязанность обычно выполняет муж. Затем идем собирать ягоды или грибы, купаемся. В три часа обедаем, а в пять часов — опять на рыбалку. Ловим, пока не начнет темнеть, ставим донки, ужинаем и сразу же спать. Конечно, в зависимости от времени года это расписание приходится несколько изменять.

Сказав младшей дочери, что надо приготовить тесто для ловли голавлей, Ольга Васильевна продолжала:

— Мне несколько раз приходилось ловить в, так сказать, чисто мужской компании. И, признаться, каждый раз удивлялась.

Посудите сами: утренний клев уже давно кончился, поплавок стоит как вкопанный, а рыболов, проведя бессонную ночь, все еще сидит около удочек и на что-то надеется. Еле дождавшись вечернего клева, такой рыболов думает уже не о том, как поймать, а о том, как он будет добираться до железной дороги.

... Через несколько дней приехал Константин Николаевич — муж этой женщины-рыболова. Едва разобрав вещи, он стал приводить в порядок снасти. Потом я увидел, как он вместе с семьей пошел к Упе, у каждого на плече лежали свои удочки.

Очень отрадная картина! Однако много ли таких семей? Почему наши рыболовные общества и секции строят свою работу так, будто женщин на свете нет совсем? Ведь даже на собраниях столичного общества, которое во всем должно показывать пример, редко-редко увидишь женщину.

Сколько лет уже ведутся разговоры, что на спортивных базах должны быть созданы хорошие условия не только для рыболова, а и для членов его семьи, но все остается по-прежнему. Как пригласишь сюда, скажем, жену, если и самому-то приходится спать на голом полу?

Что она станет делать, если ловить не любит, а около мужа, который глядит на поплавки, весь день сидеть скучно? А ведь выход очень прост и больших затрат не требует: построить при спортивных базах небольшие читальни, оборудовать, скажем, волейбольную площадку и т. д. Если есть секции, например, кружечников и даже... пенсионеров, то почему же не организовать секции женщин?

Только тогда, когда рыболовные общества начнут, наконец, привлекать в свои ряды не только мужчин, но и женщин, когда на спортивных базах создадут условия для членов семей, с «субботними разговорами» будет покончено.

Раздел: Почитать рыбаку 19-02-2013, 08:08

Рекомендуем посмотреть:

  • Ловля на берегу Подыванского озера
    Был май. Вдвоем с Андреем Ильичом мы сидели на берегу Подыванского озера, расположив четыре удочки в небольшом заливчике. Сидели вот уже часа два, а поклевки не видели. Солнце клонилось к закату. Ветер стих. В воде как в зеркале отражались медленно ...

  • Ловля на бутерброд
    Несколько минут назад окончилась суббота и началось воскресенье. К перрону подошел последний поезд пригородного сообщения. Одни рыбаки стали сразу же входить в свой «традиционный» вагон, другие еще поджидали товарищей. Мой друг тоже запаздывал, и я ...

  • Ловля язя ночью на кузнечика
    Я много слышал, что ночью язь ловится на нахлыстовую удочку, но ловить самому таким способом мне долгое время не приходилось. И вот такой случай представился. Как-то в августе я вместе с приятелями отправился на охоту вверх по Волге километров за ...

  • Секреты местных рыболовов
    Мы с приятелем, Федором Семеновичем Карасевым, сидели на берегу маленького залива Истринского водохранилища. Августовское солнце поднялось уже высоко, клев давно кончился, и мы, лениво поглядывая на замершие поплавки, размышляли, не пора ли нам ...

  • Драгоценный трофей
    По освобожденной земле Советской Прибалтики шагала последняя военная весна. Радостно пели скворцы, а суровые воды Балтики оглашались кликами чаек. Но тогда люди не слушали пения скворцов. Люди слушали оперативные сводки. ...

  • Речка Красавица
    Речка Красавица хоть и на самом деле красива, но я поморщился, подойдя к ней поближе: три метра ширины и по колени глубины: никакого утешения сердцу! Посередине ее иногда мелькали черными молниями рыбешки длиной с палец. Еще больше я расстроился, ...
Комментарии:
Оставить комментарий
логин: пароль: