» » Моя первая рыбалка со спиннингом

Моя первая рыбалка со спиннингом

...Началось это в 1913 году, в Прикамье, в одном захолустном местечке, куда судьба забросила меня совершенно случайно. Будучи с юных лет страстным любителем ловли рыбы на спортивную снасть, я в то время уже хорошо ловил в проводку с лодки и на-хлыстом на искусственные мушки.

Моя первая рыбалка со спиннингомМне тогда казалось, что «проводка» и «нахлыст» — это самое последнее слово рыболовной техники и что в этом спорте ничего уже более нового и занимательного быть не может.

Каково же было мое изумление, когда однажды, просматривая у своего товарища журнал «Рыболов-охотник», я обнаружил статью известного в прошлом спиннингиста И. П. Комарова и узнал, что есть еще один, не знакомый мне способ ловли рыбы — ловля на спиннинг.

Нужно ли говорить о том, что журнал этот, рыболовные каталоги, прейскуранты, а также спиннинговое удилище, катушки, лесы и комплект блесен были мной выписаны на второй же день после моего «открытия».

Трудно описать, с каким нетерпением я ожидал прибытия посылки.

Наконец, в один из апрельских дней посылка прибыла, и вскоре я отправился за село и приступил к практической учебе по забросам спиннингом.

Сейчас я знаю, что под руководством опытного спиннингиста можно за два-три часа научиться кидать приманки на тридцать— сорок метров. Но тогда, в 1913 году, во всей Пермской губернии я был, вероятно, единственным спиннингистом, учиться было не у кого, и наука эта давалась мне с величайшим трудом. Как сейчас помню, за неделю напряженной и настойчивой тренировки я научился бросать с деревянной ноттингемской катушки груз среднего веса и полуторадюймовый байкальчик только на двадцать пять— тридцать метров. Не обошлось и без курьезов.

Дело в том, что свои тренировочные занятия за селом я проводил недалеко от проселочной дороги, по которой на пасхальной неделе все время проходили толпы праздничной публики. Необычайное мое поведение — размахивание удилищем на сухом берегу — заставило многих усомниться в здравости моего рассудка.

Слух о том, что с учителем случилась беда, что он «средь бела дня», когда все порядочные люди справляют праздник, «ловит» рыбу на сухом берегу, быстро распространился по всему селу, и я скоро заметил, что многие стали ко мне относиться как-то настороженно...

Прошел апрель, наступил май. Река Обва, приток Камы в ее верховьях, отшумела, пронесла по своей полой высокой воде сплавной лес и начала входить в берега.

Я нетерпеливо ждал дня, когда вода прояснится настолько, что можно будет выйти на первую охоту со спиннингом. Но потом из-за загруженности работой в школе я перестал заглядывать на реку и забыл о спиннинге. Заставили меня вспомнить о нем вездесущие, шумливые мальчишки.

Возвращаясь однажды из школы домой, я столкнулся с группой ребят, которые наперебой начали рассказывать, что на Ильинском перекате появилась какая-то крупная хищная 'рыба. Ее там так много, говорили ребята, что мелкая рыбешка, спасаясь от хищников, выпрыгивала даже на берег.
Наскоро пообедав, я схватил давно уже собранный спиннинг, сунул в карман коробку с запасными блеснами, прихватил подсачек и чуть не бегом устремился к перекату.

То, что я увидел в тот день на Ильинском перекате, было неожиданным для меня, видавшего виды рыболова. Вода буквально кипела от разбушевавшихся хищников, удары и броски какой-то крупной рыбы за мелочью происходили беспрерывно. Стоял необычный шум. С замиранием сердца подошел я к берегу и сделал первый бросок.

Блесна упала не далее двадцати пяти метров от берега и быстрым потоком воды стала сноситься вправо. Не успел я сделать и одного оборота катушки, как последовала мощная и резкая хватка. Рыба сорвала до шести метров лесы, остановилась, снова сделала бросок и, наконец, начала ходить на кругах, Отойдя вправо и пустив рыбу в залив, я с помощью добровольных помощников подсачил первую пойманную мной на спиннинг рыбу. Это был шереспер около четырех фунтов весом.

После второго заброса у меня получился «парик». Распутывая его, я сделал для себя первый практический вывод: когда видишь хорошую рыбу, не теряй головы и не спеши. Все последующие броски я делал уже с расчетом и обдуманно. Путанок-перебежек было уже мало.

Особенно эффектной была поклевка самого крупного шереспера из пойманных в тот день. Произошло это на глазах многочисленной публики, полукольцом стоявшей в стороне от меня.

Я удачно забросил блесну в то место, где вода, свалившись с переката, ударяет в мыс противоположного берега. Вследствие того, что вода здесь немного замедляла свой стремительный бег, это место являлось самым удобным для засад хищников, и всякий удачный заброс сюда обязательно давал мне поклевку. И случилось так, что на этот раз блесна была схвачена шереспером в тот момент, когда она прикоснулась к воде. И у меня, и у зрителей создалось такое впечатление, что рыба схватила блесну в воздухе.

В общем, если бы не было в тот день частых и непонятных для меня сходов крупной рыбы, которые всякий раз вызывали чувство горечи и досады, то мой первый улов на спиннинг оказался бы еще полновеснее. Но он и так был довольно солиден: не более чем за два часа на полуторадюймовую блесенку «Байкал» мною было взято семь шересперов средним весом по пяти фунтов каждый.

Таких результатов при ужении в проводку у меня ранее не бывало никогда даже при самом сильном жоре рыбы. Это был в моей рыболовной практике первый и последний такой обильный улов шересперов на спиннинг.

Позднее, когда я уже в совершенстве овладел этим видом рыболовного спорта, у меня были уловы значительно большие, но попадалась разнообразная рыба: щуки, окуни, судаки, голавли, язи. Такого же боя шереспера, какой я наблюдал 23 мая 1913 года на реке Обве у Ильинского переката, мне никогда и нигде больше не приходилось встречать.

В тот день я понял, что спиннинг — высокоспортивное орудие и что я еще очень плохой спиннингист. Это могли подтвердить и те многочисленные свидетели, которые с захватывающим интересом наблюдали за моей борьбой с шересперами. Кстати, я был рад, что ловил при свидетелях: теперь уже всем стало ясно, для чего я на сухом берегу во время пасхальных каникул махал удилищем.

Что же касается непонятных сходов рыбы, то причину этого явления я открыл позднее на том же перекате. Когда бой шересперов закончился и они уже разбились по плесам, поклевки их на перекате стали редки.

Через неделю после описанного случая в шесть часов утра я безуспешно пытался обмануть хотя бы одного шереспера. Не добившись никакого результата на правом берегу, я перебрел на островок и стал ловить с левого берега протоки. Ловил также на маленький полуторадюймовый байкальчик.

С первых же забросов начались одна за другой резкие и мощные схватки, но неизменно... рыба сходила. Опять повторялось то же непонятное для меня явление, что и при ловле шересперов, только на этот раз поклевки следовали одна за другой при отсутствии какого-либо видимого боя рыбы.

Мне долго не удавалось определить, какая рыба хватает приманку. Но скоро судьба сжалилась надо мной: после одного из забросов рыба зацепила по-настоящему. С большой осторожностью я ее умаял, выволок на песчаную отмель островка и обнаружил, что на этот раз я имею дело с крупными голавлями, которые только что закончили свой нерест. Голавль-молочник оказался весом около двух фунтов.

Но радоваться мне пришлось недолго: все последующие забросы заканчивались пустыми поклевками. Сходы следовали один за другим. От нервного возбуждения и досады мои зубы начали отбивать «дробь». Я не находил себе места, ломал голову, искал причину этих непонятных сходов и не находил. Готовый бросить ловлю и уйти домой, я все же решил проделать еще одну операцию: зайти как можно дальше в воду к тому месту, где происходят поклевки, и попытаться разглядеть, почему рыба сходит.

Забравшись по пояс в воду, я сделал заброс и начал медленно подматывать лесу. Вдруг в тот момент, когда я вынимал из воды груз, конец удилища резко нырнул в воду, а еще через мгновение взвился кверху вместе с грузом и блесной. Рыбы опять не было. Но на этот раз я был доволен: мне удалось рассмотреть, как крупная рыба схватила не блесну, а свинцовый груз и несколько мгновений держалась за него.

Так мною была впервые найдена причина пустых поклевок и сходов рыбы. Быстро оснастив груз «Фильду» небольшим тройничком, я вновь приступил к забросам блесны. На этот раз пустых поклевок не было, и я начал чуть ли не с каждым забросом вынимать из воды крупных голавлей.

После этого «открытия» мне стали понятны пустые поклевки при ловле шереспера. Сходы рыбы, конечно, у меня бывали и позднее, но в таких случаях я всегда довольно быстро находил их причину. Это были сходы из-за плохой подсечки, особенно при ловле щук и судаков, из-за тупых крючков, из-за обрыва поводка при его перехлесте, из-за обрыва лесы, поломки тройников и разных других причин.

Но у меня не было больше непонятных сходов, так как я, наученный опытом, при ловле на спиннинг всегда применял две приманки: блесну и оснащенный тройником груз.

Почему рыба хватала груз?

Объясняю это явление так: хищник инстинктивно бросается за движущейся в поле его зрения приманкой-грузом. Заметив, что за этой приманкой сзади гонится кто-то «другой» (блесна), он еще азартней бросается вперед. В этих случаях действует инстинкт перехватить добычу у «противника».
Хочется рассказать еще об одном хорошо сохранившемся в моей памяти случае — поимке на спиннинг в том же 1913 году крупной щуки около полуразрушенной Дмитриевской мельницы.

Слух о какой-то новой замечательной снасти, на которую начал ловить рыбу ильинский учитель, проник и в окрестные селения. Как-то в одно из воскресений в моей квартире появился мельник из села Дмитриевского. Он пришел на Ильинский базар по своим делам и решил зайти ко мне, чтобы рассказать о крупной щуке, которая появилась в омуте ниже мельницы.

После того как прорвало плотину Дмитриевской мельницы и река образовала другой ход ниже мельницы, омут превратился в небольшое, но глубокое озерко. Выход из него пересох, и вся рыба, не успевшая скатиться вниз, оказалась в яме запертой до следующей весны. Осталось в этом омуте и несколько крупных щук. Когда шуки поели всю мелкую рыбешку, они начали хватать плавающих на поверхности маленьких утят и скоро уничтожили весь утиный выводок мельника. Он рассказал мне, что сколько ни пытался поймать злодеек-щук, это ему не удавалось, поэтому и решил обратиться с просьбой ко мне.

— Пожалуйста, не сочтите за большой труд, пройдитесь до нас и избавьте от этой напасти! — взмолился мельник.

Были летние каникулы, я имел много свободного времени и обещал мельнику, что в один из ближайших дней воспользуюсь его приглашением.

Моя первая рыбалка со спиннингомКомпанию в этом походе мне составил мой приятель по рыбалкам — врач Александр Иванович Пестов. До Дмитриевского было верст двенадцать. Прогулка по красивой местности, то заливными лугами, то сосновым лесом, доставила нам большое удовольствие. Мы не заметили, как очутились у запущенной мельницы.

Омут ниже нее настолько пересох, что представлял собой небольшое мертвое озерко диаметром не больше шестидесяти метров. Первое впечатление было такое, что в омуте нет не только крупной рыбы, но даже и мелкой рыбешки. По отлогому берегу всюду лежали замоченные груды лубка. От водоема несло гнилостным запахом застойной воды.

— Ну, кажется, мы с вами, Александр Иванович, прошагали впустую,— сказал я.
— Да...— нерешительно произнес мой товарищ.— А вы все-таки попробуйте, может быть, что-нибудь и выйдет.

Нехотя развернул я спиннинг, собрал его и, медленно подойдя к воде, сделал первый заброс. Блесна упала около отмели противоположного берега. Я быстро начал крутить катушку, чтобы сделать второй заброс на более глубокое место. Когда блесна приближалась уже к берегу, мы вдруг заметили какое-то необыкновенное волнение на поверхности воды. От неожиданности мы переглянулись, и Александр Иванович почему-то сказал шепотом:

— Видели?
— Да, да!.. Сейчас я заброшу на глубокое место, а вы приготовьте подсачек.
Я сделал заброс на глубокое место, дал блесне погрузиться и начал подматывать леску.

Не успел я сделать и десятка оборотов катушки, как почувствовал, что намертво зацепил за корягу. Крепко выругавшись про себя и приготовившись уже обходить озерко кругом, чтобы подтянуть лесу в обратную сторону, я вдруг ощутил по натяжению лесы, что моя «коряга» тронулась. Нервная дрожь пробежала по телу, и я инстинктивно сделал вторую подсечку.

Дальнейшие события развертывались бурно. После сильной подсечки рыба неожиданно для меня бросилась к противоположному берегу. Оказавшись на мелком месте, она начала биться. В первое время я растерялся и не мог сообразить, что надо делать. Приятель мой был обескуражен не менее меня. Тут совершенно неожиданно для нас появился мельник с большим саком в руках. Он влез в воду и ловко выгреб рыбу на отлогий берег. Мы подошли к добыче. Это была огромная щука весом до двенадцати килограммов.

— Ага, наконец-то, попалась, обжора!.. Так тебе и надо,— со злобой говорил мельник.

Решили сделать еще несколько забросов, чтобы проверить, нет ли тут еще какой-нибудь рыбы, кроме пойманной щуки.

На втором или третьем забросе произошла новая хватка. На этот раз добыча была значительно меньше, и я скоро вытянул ее на берег. Это была щучка весом около четырех килограммов. Она уже побывала в пасти первой хищницы, вдоль всей хвостовой ее части наискось шел глубокий рубец с незажившими ранами. Очевидно, пожрав в омуте всю мелкую рыбешку и прочую живность, крупная щука набросилась на своего собрата, но осилить его не смогла...

Расскажу далее и о некоторых своих ошибках.

Мои первые и весьма удачные охоты на шереспера и голавля наложили определенный отпечаток на все последующие охоты со спиннингом: я стал ловить на спиннинг преимущественно белую, верховую рыбу — шереспера, головля и язя. Щука попадалась редко. Я ошибочно искал ее в самых глубоких местах, не зная еще того, что летом щука больше держится около травы (водорослей) и там, где кормится маленькая рыбешка, то есть на мелких прогреваемых местах.

В своей ошибке я убедился только на втором году ловли на спиннинг.

Произошло это утром одного погожего июньского дня. Поймав всего лишь двух голавликов и несколько небольших окуньков, я раздумывал, куда можно еще пойти, чтобы пополнить свой улов. Случайно взглянув вверх, я совершенно неожиданно для себя увидел там спиннингиста, делающего забросы блесны в воду, и немедленно направился к своему коллеге. Это оказался мой ученик — старшеклассник Петя Одинцов.

Мое изумление стало еще больше, когда Петя показал мне свой улов. На веревочном кукане плескалось не менее десятка крупных щук. Вся рыба была поймана за одно утро и на расстоянии не более полукилометра под правым крутым берегом реки, делающей здесь небольшой поворот. Место средней глубины, с сильным течением. Забросы отсюда можно было делать только недалекие. Сколько раз я проходил по этому берегу и ни разу не сделал ни одного заброса, считая это место малорыбным. А вот юнец, всего только месяц назад взявший спиннинг в руки, сумел обловить меня, «опытного» спиннингиста!

Это был хороший урок для меня: я крепко усвоил правило, которого придерживаюсь и поныне,— при ловле на спиннинг никогда не говори, что ты знаешь уже все, а внимательно изучай водоем, на котором ловишь, изучай опыт других спиннингистов и помни, что возможности спиннингиста неограниченны.

Расскажу еще об одном «открытии», которое я сделал в те времена. Просматривая как-то комплект журнала «Вестник рыболовов-удильщиков», я натолкнулся на описание поплавка-груза, который в прошлом столетии был изобретен старейшим рыболовом П. Г. Черкасовым и рекомендован им для забросов легких насадок на далекие расстояния с удилища, оснащенного кольцами. Я быстро сделал себе из пробки черкасовский поплавок-груз и решил применить его при забросах со спиннингового удилища во время ловли голавлей на насекомых.

Оснастив поплавок-груз метровым жилковым поводком и одинарным крючком № 1 и наловив сачком крупных стрекоз, я в одно прекрасное летнее утро двинулся к излюбленному своему месту, к Ильинскому перекату, где в водовороте правого протока держалось много крупных голавлей. Насадив на крючок стрекозу, я забросил поплавок-груз в струю переката метров на тридцать.

Вот поплавок дошел уже до того места, где струя, замедлив движение, раздваивалась, и его начало затягивать течением в левый проток. В этот момент я совершенно отчетливо разглядел поклевку: поплавок-груз ни с того ни с сего пошел быстро в правый проток, а в следующее мгновение и совершенно исчез под водой.

Последовала плавная затяжная подсечка, и на лесе заходила крупная рыба, оказывая упорное сопротивление. Подмотав лесу на катушку, я подхватил сачком двухфунтового красавца-голавля. Быстро сияв добычу с крючка, я сделал второй заброс.

Вторая поклевка последовала уже в водовороте — суводи правого протока. Не успел поплавок сделать в этом месте и одного круга, как плававшая поверху приманка — стрекоза исчезла под водой. После подсечки и упорной борьбы с рыбой в моем рюкзаке появился второй крупный голавль. В тот день я возвратился домой с хорошим уловом.

Так, спиннинг в сочетании с поплавком-грузом превратился в моих руках в своеобразную снасть для ловли рыбы методом на-хлыста.

Позднее я убедился, что в середине лета, в так называемый «глухой» сезон, в июле, когда хищники не хотят брать ни на какие блесны, хорошую рыбу можно взять только методом нахлыста со специального нахлыстового удилища или со спиннинга с применением поплавка-груза.

Особенно обильными у меня стали уловы голавля и язей при ловле этим способом, когда я применил еще одно ухищрение. На крутом высоком берегу выше Ильинского переката росли крупные растения, па которых всегда держалось много насекомых. Заметив как-то, что некоторые из них при падении в воду быстро подхватываются рыбой, я решил нарвать и набросать этих растений в воду. Расчет оказался правильным: голавли поднялись к самой поверхности воды и, охотясь за насекомыми, вместе с травой спустились ниже переката в суводь правого протока реки.

По всей поверхности водоворота в прогалах между травой виднелись всплески крупной рыбы и раздавалось характерное чавканье. В этот день я выловил столько крупных голавлей, сколько мне удалось поймать стрекоз и больших зеленых кузнечиков.

Заканчивая описание первых своих охот со спиннингом, я хотел бы дать несколько советов начинающим спиннингистам.

Приобретая спиннинг, не забывайте, что он, как и хорошее ружье, покупается не на год и не на два, а минимум на десять лет. Следовательно, это должна быть хорошая и прочная вещь. Спиннин-говое удилище с простыми фарфоровыми кольцами можно сделать и самому из неклееного бамбукового шестика. Такое удилище прослужит вам несколько лет. Катушку приобретайте сразу же хорошую. Лучше всего, если при покупке или изготовлении спиниин-говой снасти вам сможет оказать помощь опытный спиннингист.

Когда вы приступите к практическим забросам приманки, ни в коем случае не делайте первых забросов далеко. Старайтесь плавно забросить груз на пять-пятнадцать метров и, главное, в определенную, намеченную вами цель. К дальним забросам переходите только тогда, когда овладеете забросами на короткие дистанции.

Первые забросы делайте, не отнимая большого пальца правой руки от диска катушки. Хорошо овладев забросами с легким подтормажи-ванием катушки, попробуйте сделать заброс с выключением под-тормаживания. Делается это так: в тот момент, когда груз после плавного взмаха устремляется в полет, палец, которым вы чуть-чуть тормозите шпульку катушки, на одно мгновение отнимают и тотчас же вновь прикладывают к шпульке, задерживая вращение катушки.

Моя первая рыбалка со спиннингомПри соблюдении этого правила сравнительно легко можно овладеть забросами блесны со спиннингового удилища. Важно знать, как и где ловить рыбу. На спиннинг ловятся главным образом хищные рыбы: судак, щука, окунь, голавль, язь, шере-спер и все виды лососевых рыб. Искать их надо там, где держатся стайки мелкой рыбешки — основного корма хищников.

Эти места и присутствие в них хищников определить легко: если вы увидите веером рассыпающуюся и убегающую в разные стороны мелкую рыбешку и необычное волнение на поверхности воды, смело кидайте туда блесну.

При ловле шереспера блесну ведите как можно быстрее, так, чтобы она делала прыжки на поверхности воды.

При ловле щуки и судака рекомендую придерживаться следующего правила: первый заброс на всяком незнакомом вам месте делайте с блесной «Уралкой», оснащенной одним крючком. Как только блесна упадет в воду, начинайте отсчитывать про себя секунды и отсчитывайте до тех пор, пока блесна не ляжет на дно (этот момент вы определите по провису лесы).

Предположим, вы остановились на счете двенадцать. Нетрудно догадаться, что для того, чтобы при следующих забросах уже не класть блесну на дно, надо начинать обратное подматывание тогда, когда вы досчитаете до десяти.

При соблюдении этого правила во время ловли придонной рыбы — щуки и судака блесна Есегда будет идти на расстоянии не более метра ото дна, и если на пути ее движения окажется хищник, он неизбежно бросится и схватит приманку. Подсечку делайте сильную, так как слабо засеченная рыба часто сходит с крючка.

При вываживании рыбы строго следите за тем, чтобы верхний конец удилища все время был в напряжении и согнут в дугу. Всяким ослаблением лесы хищники мгновенно пользуются и выбивают блесну изо рта.

И последний совет, от соблюдения которого зависит половина успеха лова: следите чаще за тем, чтобы крючки ваших блесен и снасточек были идеально острыми. Только при этом условии они будут впиваться в пасть хищника так, что никакие его ухищрения не дадут ему возможности выбить блесну из пасти.

В настоящее время рыболовный спорт получил в нашей стране широкое распространение и начинающий спиннингист всегда сможет получить помощь от опытного мастера. Другое время было сорок лет назад. По сути дела, единственным моим учителем в то время был издаваемый в г. Вятке журнал «Рыболов-охотник», который я, начиная с 1913 года, регулярно выписывал.

Журнал этот выходил под редакцией страстного рыболова-любителя Ф.П. Ку-нилова. Этот редкой отзывчивости человек, внесший большой вклад в дело развития рыболовства в России, никогда и никому не отказывал в совете. Он всегда аккуратно и обстоятельно отвечал в печати и в письмах на все вопросы начинающих рыболовов.

Журнал «Рыболов-охотник», просуществовавший до 1919 года, сделал исключительно много для пропаганды и развития отечественного рыболовного спорта. Если кому-либо из начинающих спиннингистов удастся найти этот журнал, настойчиво рекомендую прочесть в нем все статьи таких мастеров рыболовного спорта, как Клавикордов, Комаров, Жуковский, Набатов и Кунилов.

Квартирная гостиница Мой Дом в Новом Уренгое это отличный выбор, если вы решили провести в этом месте пару дней, забронировать номер можно тут.

Раздел: Ловля на спиннинг 7-12-2012, 16:39

Рекомендуем посмотреть:

  • В разлив со спиннингом
    На полпути между Ленинским рыбозаводом и устьем -речки Вертопрашихи, сохранившей в своем названии фамилию хозяйничавшего здесь до революции купца Вертопрахова, могучее течение Амура упирается в высокую каменную стену, в которую превращен здесь ...

  • На верхней Волге, в Новом Мелкове
    Я получил отпуск и утром следующего дня уже сидел на крылечке рыболовно-спортивной базы в Новом Мелкове, разговаривал с местным рыболовом Петром Поликарповичем. ...

  • Рыбплов-скороход
    Узнав однажды от своего соседа о ловле рыбы нахлыстом, я сделал себе нахлыстовую удочку и стал практиковаться во дворе дома. Правда, длина лесы не превышала длины удилища. Сосед мой сам не был рыболовом, но от своего знакомого слышал, что короткой ...

  • Рыбалка на Ахтубе
    О рыбалке на Ахтубе говорили мы много и часто. Готовились к поездке чуть ли не год. И вот они, наконец, долгожданные ахтубинские берега! Перебрались на остров. Вокруг — ни души, лишь степь широкая, да синее небо, да узкая прибрежная полоска ивняка. ...

  • Ловля меченосцев в Кении
    Меченосцы - основная цель рыболовов в Кении, однако у Жака Шутена цель была другая: поймать тигровую акулу. Но все получилось совершенно иначе... Когда мой друг Кляйс сказал, что у него теперь есть лодка в Кении, и спросил, нет ли у меня желания ...

  • Ловля щуки на удочку. Трофейналая ловля щуки.
    Георг Дуве однажды был близок к поимке щуки всей жизни. Однако в тот раз щука от него ушла. Удивительно же то, что встреча с ней состоялась вновь. Был октябрь. В моем календаре жирно написано: "Рыбалка в 7.00", Итак, в 6.30 я отправился в путь. ...
Комментарии:
Оставить комментарий
логин: пароль: